logo
map
letter
home

Тел.: (495) 988-40-91

Моб. тел.: (916) 721-54-99

В 2020 году журналу
ИСПОЛНИЛОСЬ
90 ЛЕТ!

РУБРИКИ

Творчество
наших читателей

ЧИТАЙТЕ
Автор С.И. КАЛИНИЧЕНКО
ГИМН СВИНЬЕ >>>

СТАТЬИ ИЗ НОМЕРА

DOI: 10.37925/0039-713X-2021-2-23-26
УДК 636.4.033
ЖИРОВАЯ ТКАНЬ ‒ ВАЖНЕЙШИЙ ЭЛЕМЕНТ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ КАЧЕСТВО СВИНИНЫ

И.Ф. ГОРЛОВ1,2, доктор с.-х. наук, профессор, академик РАН, М.И. СЛОЖЕНКИНА1,2, доктор биолог. наук, профессор, член-корреспондент РАН, В.А. БАРАНИКОВ1,3, доктор с.-х. наук, А.А. МОСОЛОВ1, доктор биолог. наук, А.А. ЧЕРНЯК1, кандидат с.-х. наук, М.В. ФРОЛОВА1, кандидат биолог. наук, 1 ФГБНУ «Поволжский научно-исследовательский институт производства и переработки мясомолочной продукции», 2 ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный технический университет», 3 ФГБОУ ВО «Донской государственный аграрный университет»

В статье представлены материалы исследований, проведенные на откормочном растущем молодняке свиней крупной белой породы, в питании которых использовали синтетические аминокислоты. В результате опытов подтверждена высокая эффективность их применения. Доказано положительное влияние использования синтетических аминокислот на формирование более оптимальных показателей химического состава сала. Опыты показали, что наиболее эффективное продуктивное действие кормов проявлялось у животных четвертой группы, получавших основной рацион, сбалансированный по аминокислотам за счет введения синтетического лизина и кормового метионина.

Ключевые слова: синтетические аминокислоты, лизин, кормовой метионин, молодняк свиней, жировая ткань.

Adipose tissue as the most important element determining the quality of pork

GORLOV1,2, doctor of agricultural sciences, professor, academician of RAS, M.I. SLOZHENKINA1,2, doctor of biological sciences, professor, corresponding member of RAS1,2, V.A. BARANIKOV1,3, doctor of agricultural sciences, A.A. MOSOLOV1, doctor of biological sciences, A.A. CHERNYAK1, candidate of agricultural sciences, M.V. FROLOVA1, candidate of biological sciences, 1 Volga Region Research Institute of Manufacture and Processing of Meat-and-Milk Production, 2 Volgograd State Technical University, 3 Don State Agrarian University

The article presents the materials of research conducted on fattening growing young pigs of large white breed, in the diet of which synthetic amino acids were used. As a result of experiments, the high efficiency of their use was confirmed. The positive effect of the use of synthetic amino acids on the formation of more optimal indicators of the chemical composition of fat is proved. Experiments have shown that the most effective productive effect of feed was shown in group IV animals that received a basic diet balanced in amino acids due to the introduction of synthetic lysine and feed methionine.

Key words: synthetic amino acids, lysine, feed methionine, young pigs, adipose tissue.

Работа выполнена в рамках гранта РНФ 19-76-10010 и государственного задания ФГБНУ «Поволжский НИИ производства и переработки мясомолочной продукции»

 

Введение

Свиноводческая отрасль в Российской Федерации развивается довольно динамично: согласно статистическим данным, производство отечественной свинины достигло 95% от объема потребления (26 кг на человека в год). При этом в странах мировых экспортеров (США, Великобритании, Германии, Канаде, Дании) производство свинины составляет 100 кг на душу населения. Поэтому в России есть необходимость и возможность дальнейшего увеличения производства свинины не только за счет использования селекционно-генетических инноваций, но и путем повышения качества протеинового баланса рационов.

Возросший спрос на мясную свинину обусловил выведение новых пород и гибридов свиней с высокой мясностью, что привело к изменению характеристик жировой ткани. За период с 1960‒1970-х годов за счет генетической селекции и совершенствования рационов кормления количество жировой ткани сократилось с 40% до 20%, толщина подкожного слоя жировой ткани ‒ с 6‒8 см до 1,5 см, изменился жирнокислотный состав и органолептические свойства. Однако известно, что ежегодная потребность мясной промышленности России в шпике составляет около 450 тыс. т, но в стране он производится в крайне небольших объемах и в настоящий момент представляет наибольший дефицит [7].

Актуальность интенсификации отрасли свиноводства обосновывается повышением продуктивности животных, снижением затрат на их содержание, увеличением уровня ее рентабельности. Известно, что с увеличением продуктивности животных резко возрастают требования к их кормлению [3, 4, 6].

Повышение биоконверсии кормов – одна из основных задач кормления животных, решение которой позволит снизить себестоимость продукции. Как известно, одним из основных компонентов корма является протеин, переваримость и усвояемость которого определяют содержащиеся в нем аминокислоты и их соотношение между собой, что в дальнейшем имеет решающее значение в формировании необходимых продуктивных качеств свиней [2, 5, 8, 10]. В связи с этим в последние годы при производстве свинины стали уделять пристальное внимание использованию синтетических аминокислот. Следует отметить, что именно жировая ткань во многом определяет качество свинины. И в настоящее время ряд свиноводческих комплексов начинает специализироваться на производстве свинины с повышенным содержанием жира [9, 11].

Поэтому возникает необходимость проводить дальнейшее изучение основных механизмов влияния целенаправленного кормления на формирование качественных характеристик свинины.

Цель исследований – изучение влияния использования синтетических аминокислот, в частности лизина, на баланс рациона свиней на откорме на качественные показатели жира.

Материалы и методы

Исследования проводились в ПЗ «Колхоз имени Ленина» Суровикинского района Волгоградской области на растущем откормочном молодняке свиней крупной белой породы, относящейся к мясо-сальному направлению продуктивности. Для опыта по принципу аналогов отбирали подсвинков живой массой от 30 кг с учетом пола, возраста и развития. В исследовании использовался концентратный тип кормления. Рационы рассчитывали с помощью программы «Корм Оптима Эксперт».

В эксперименте в качестве добавок использовали L-лизин сульфат – 70% (СТО 71461874-002-2014) и метионин кормовой (ГОСТ 23423-2017). Для проведения испытаний по принципу аналогов было сформировано четыре группы животных по 16 голов в каждой.

Откормочный процесс был разделен на три периода ‒ до 50 кг, 80 кг и 120 кг живой массы. Молодняк свиней первой группы получал корм, сбалансированный по всем питательным веществам, в состав которого включалось 58‒65% молотого ячменя, гороха, мясо-костной муки. Содержание переваримого протеина по периодам откорма составило 119 г, 106 г и 90 г соответственно. Животные второй, третьей и четвертой группы получали стандартный общехозяйственный рацион (ОР), в котором дефицит по переваримому протеину в первом периоде откорма составил 19,0%, во втором периоде ‒ 14,4%, а в третьем соответствовал нормативным показателям кормления молодняка свиней (ВИЖ,2003 г.). Дефицит по лизину в первом периоде достигал 34,9%, метионину + цистину – 37,8%; во втором – 29,6% и 23,1%; в третьем – 14,9% и 8,8% соответственно. Для сбалансированности рациона по лизину (третья группа) вводился кормовой лизин, а по лизину и метионину (четвертая группа) недостаток аминокислот компенсировали за счет соответствующих синтетического лизина и метионина.

Все рационы были сбалансированы по витаминам и минеральным веществам. Смесь для приготовления комбикорма предварительно подвергалась экструдированию, перед которым она увлажнялась до 25% электроактивированным анолитом при температуре +50‒55°С [12]. Действующие вещества в анолите: смесь пероксидных соединений (НО – радикал гидроксила, НО2- – анион пероксида, О2-– супероксид-анион, О3 – озон, О – атомарный кислород); хлоркислородные соединения (HClO – хлорноватистая кислота, ClO- – гипохлорит-ион, ClO – гипохлорит-радикал, ClO2 – диоксид хлора). Анолит содержит 0,03‒0,06% активного хлора с рН 2,0‒3,0. Эта комбинация действующих веществ не позволяет адаптироваться грибкам и микроорганизмам к биоцидному действию анолита, а малая суммарная концентрация соединений активного кислорода и хлора гарантирует безопасность для животных и окружающей среды.

В процессе экструдирования при температуре +150°С и давлении 50 атмосфер происходит глубокое изменение структуры и свойств питательных веществ корма, способствующее более полному их усвоению.

В подготовительный период животные подопытных групп потребляли основной рацион в течение 21 дня. Сбалансированность рациона для подопытного молодняка (полученного от свиноматок-аналогов второго опороса, при этом хряки по живой массе соответствовали элитному классу) в основной период определялась на основании анализа специалистами комплексной аналитической лаборатории ГНУ НИИММП, где качество кормов оценивалось по общепринятой методике зоотехнического анализа (В.А. Аликаев, Е.А. Петухова и др., 1967; П.Т. Лебедев, А.Т. Усович, 1976). Схема опыта представлена на рисунке 1.

Рис. 1. Схема проведения опыта

За период откорма до массы 100 кг и 120 кг учитывался весовой рост молодняка путем ежемесячного индивидуального взвешивания (утром до кормления), а перед убоем ‒ после 24-часовой голодной выдержки.

Оценку мясной продуктивности туш животных изучали в соответствии с «Методическими рекомендациями ВАСХНИЛ по оценке мясной продуктивности, качества мяса и подкожного жира свиней»:

‒ химический состав мяса исследовали в соответствии с ГОСТами 9793-74, 25011-81 и 23042-86;

‒ морфологический состав крови определяли на автоматическом гематологическом анализаторе URIT-3020 Vet Plus (Китай), биохимический состав сыворотки крови – на полуавтоматическом анализаторе URIT-800 Vet;

‒ резистентность оценивали путем определения бактерицидной активности в крови (О.В. Бухарин, А.В. Созыкин, 1979), лизоцимной активности (В.Т. Дорофейчук, 1968), фагоцитарной активности (В.В. Федюк и др., 1999);

‒ экономическую эффективность рассчитывали в соответствии с «Методическими рекомендациями по определению экономического эффекта от внедрения результатов научно-исследовательских работ в животноводстве» (Ю.И. Шмаков, Л.Л. Комаров, А.В. Черекаев, 1984).

Все представленные нами результаты исследований обработаны математическими и статистическими методами с определением критерия достоверности разности по Стьюденту-Фишеру при трех уровнях вероятности.

Результаты исследований и обсуждение

В результате проведенных исследований установлено, что недостаток протеина и незаменимых аминокислот в рационах свиней проявляется повышением содержания в длиннейшей мышце спины жира и понижением протеина (вторая группа), тогда как баланс кормов за счет синтетических аминокислот сопровождается накоплением в мышечной ткани протеина и снижением количества жира (третья и четвертая группа) (рис. 2).

Рис. 2. Химический состав длиннейшей мышцы спины

Исследования выявили определенную закономерность формирования химического состава сала в зависимости от особенностей рациона. Так, у животных второй группы отмечена тенденция к снижению содержания влаги и повышению жира в сале (при откорме до 100 кг). В этой группе уровень влаги оказался больше, чем в первой, на 0,29%, третьей – на 0,19% и четвертой – на 0,16%, а содержание жира превышало на 0,54%, 0,34% и 0,80% соответственно (табл. 1).

Таблица 1. Химический состав сала подопытных животных (%; n=3)

Группа

Показатель

влага

протеин

жир

зола

До 100 кг

1-я

5,21±0,13

2,30±0,11

91,90±0,39

0,59±0,05

2-я

4,92±0,15

1,87±0,17

92,44±0,43

0,77±0,06

3-я

5,11±0,16

1,98±0,10

92,10±0,27

0,86±0,04

4-я

5,08±0,17

2,67±0,12

91,64±0,71

0,61±0,07

До 120 кг

1-я

4,51±0,19

1,98±0,11

93,08±0,52

0,43±0,03

2-я

4,58±0,21

1,99±0,07

92,85±0,49

0,58±0,04

3-я

5,32±0,20

1,88±0,07

92,17±0,38

0,63±0,05

4-я

4,55±0,17

1,65±0,10

93,09±0,42

0,71±0,06

При достижении свиньями живой массы 120 кг наблюдалось снижение влаги в первой и четвертой группе, жира – во второй и третьей группе, сухих веществ ‒ в первой и второй группе.

Для более полного представления о качестве сала изучен его жирнокислотный состав (табл. 2).

Анализ жирнокислотного состава сала показал, что сбалансированность рационов по протеину и аминокислотам влияет и на его качество. При достижении животными 100 кг в сале первой и четвертой группы установлена разница в содержании полиненасыщенных жирных кислот относительно второй группы на 1,63% (P<0,05) и 1,52% (P<0,05). При достижении животными массы 120 кг зафиксирована разница между первой и четвертой и второй группой не только по уровню полиненасыщенных, но и мононенасыщенных жирных кислот, которая составила 1,72% (P<0,05), 2,09% (P<0,05) и 1,39%, 2,29% (P<0,05) соответственно.

Таблица 2. Жирнокислотный состав сала (%; n=3)

Группа

Показатель

сумма

жирных кислот

насыщенные

мононенасыщенные

полиненасыщенные

отношение насыщенные/ненасыщенные

До 100 кг

1-я

85,24±0,29

31,92±0,15

41,48±0,42

11,84±0,34*

0,60

2-я

82,13±0,41

32,23±0,14

39,67±0,59

10,23±0,36

0,65

3-я

83,57±0,36

32,01±0,13

40,72±0,48

10,84±0,19

0,62

4-я

85,11±0,23

31,97±0,19

41,39±0,41

11,75±0,28*

0,60

До 120 кг

1-я

86,78±0,32

32,45±0,17

42,28±0,34*

12,05±0,37*

0,60

2-я

83,71±0,39

33,19±0,24

40,19±0,53

10,33±0,41

0,66

3-я

84,96±0,41

32,94±0,33

40,95±0,45

11,07±0,35

0,63

4-я

86,63±0,27

32,53±0,19

42,38±0,47*

11,72±0,28*

0,60

Примечание (здесь и далее): * – (P<0,05); ** – (P<0,01); *** – (P<0,001)

Известно, что от жирнокислотного состава сала зависят его физико-технологические свойства, такие как температура плавления, плотность, йодное число (табл. 3).

Показатели температуры плавления (тугоплавкость) сала при живой массе свиней как до 100 кг, так и до 120 кг в первой и четвертой группе имели тенденцию к снижению относительно второй группы на 1,50оС и 1,39оС. К тому же параметр температуры плавления сала влияет на соотношение в нем насыщенных и ненасыщенных жирных кислот, от которого зависят эмульгирующая способность и усвояемость сала.

Исследованиями установлено, что наиболее оптимальным оказалось соотношение ненасыщенных кислот к насыщенным в первой и четвертой группе, которое составило 0,60 против 0,66 в контроле. В третьей группе этот показатель составил 0,63.

Таблица 3. Физико-технологические свойства сала (n=3)

Группа

Показатель

температура

плавления, °С

плотность, кг/м3

йодное число

До 100 кг

I

34,39±0,49

870,14±5,44

59,68±0,67*

II

35,89±0,53

875,09±6,12

56,74±0,54

III

35,47±0,37

874,11±7,13

58,11±0,57

IV

34,35±0,45

870,07±4,89

59,63±0,61*

До 120 кг

I

34,41±0,64

870,32±6,63

59,91±0,56*

II

35,92±0,39

875,23±4,97

56,81±0,63

III

35,61±0,61

874,12±5,82

58,43±0,61

IV

34,38±0,55

870,27±5,56

59,87±0,54*

Йодное число как показатель, дающий возможность оценить степень насыщенности жирных кислот сала, свидетельствует о его возрастании в первой группе при живой массе 100 кг на 5,18% (P<0,05), а при массе 120 кг – на 5,46% (P<0,05), в четвертой группе – на 5,09% (P<0,05) и 5,38% (P<0,05) соответственно относительно второй группы. В третьей группе показатель йодного числа имел тенденцию к повышению на 2,41% и 2,85% при недостоверной разнице.

Заключение

Полученные в ходе опыта данные позволяют заключить: подкожное сало (шпик) в первой группе, в которой рационы были сбалансированы по всем питательным веществам, и четвертой, в которой дефицит аминокислот устраняли за счет введения в рацион синтетических аминокислот (лизин, метионин), обладало хорошим качеством, высокой эмульгирующей способностью и усвояемостью по сравнению с животными второй группы, в рационе которой был недостаток переваримого протеина и критических аминокислот.

Литература

  1. Барыкин А.А. Минеральная добавка «Коретрон» в рационах молодняка свиней на откорме/А.А. Барыкин, С.М. Иванов, Д.В. Фризен, Г.Н. Сницаренко. Краснодар: Научный электронный журнал КубГАУ, 2016. №120(6). http://ej.kubagro.ru /2016/06/pdf/137.pdf.
  2. Водянников В.И. Аминокислотный состав и белково-качественный показатель мяса чистопородных подсвинков в сравнении с двухпородными и трехпородными помесями/В.И. Водянников, В.В. Шкаленко. Свиноводство, 2014. №7. С. 22‒23.
  3. Горлов И.Ф. Влияние новых кормовых препаратов на мясную продуктивность свиней скороспелого мясного типа (СМ-1) И.Ф. Горлов, А.А. Мосолов, В.А. Бараников. Аграрно-пищевые инновации, 2018. №1(1). С. 54‒58.
  4. Горлов И.Ф. Качественные показатели свинины, полученной от животных, при использовании в рационах новых антистрессовых препаратов/И.Ф. Горлов, М.И. Сложенкина, О.А. Княжеченко, В.А. Бараников, А.А. Мосолов, В.В. Лодянов. Пищевая промышленность, 2019. №5. С. 78‒81.
  5. Горлов И.Ф. Продуктивные и биологические качества свиней при использовании в рационах синтетических аминокислот/И.Ф. Горлов, А.А. Мосолов, В.А. Бараников, В.И. Водянников, А.А. Черняк. Свиноводство, 2019. №5. С. 31‒33.
  6. Обвинцева О.В. Новая добавка к корму свиней в период откорма/О.В. Обвинцева, К.Т. Еримбетов, Н.С.-А. Ниязов. Зоотехния, 2016. №9. С. 17–19.
  7. Семенова А.А Современные модуляции жирнокислотного состава шпика. Материалы Международной конференции NT + M&Ec`2019. C. 49‒54.
  8. Сложенкина М.И. Биоконверсия кормов и качество мяса свиней под воздействием синтетических аминокислот/М.И. Сложенкина, И.Ф. Горлов, О.Е. Кротова, З.Б. Комарова, А.А. Черняк. Волгоград: Известия Нижневолжского агроуниверситетского комплекса: наука и высшее профессиональное образование, 2020. №1(57). С. 239‒248.
  9. Шейко И.П. Качественные показатели мышечной и жировой тканей разводимых в республике пород свиней/И.П. Шейко и др.//Перспективы развития свиноводства стран СНГ: Материалы Международной научно-практической конференции. Жодино, 2018. С. 64‒71.
  10. Gorlov I. Nutritional and biological value of pork obtained from animals fed with lysine and methionine/I. Gorlov, M. Slozhenkina, A. Mosolov, V. Baranikov, D. Nikolaev, A. Chernyak, B. Sherstyk, O. Krotova. Potravinarstvo Slovak Journal of Food Sciences, 2020. Vol. 14. P. 112‒117.
  11. Tous N. Effect of reducing dietary protein and lysine on growth performance, carcass characteristics, intramuscular fat, and fatty acid profile of finishing barrows/N. Tous, R. Lizardo, B. Vilà, M. Gispert, M. Font-i-Furnols, E. Esteve-Garcia. J. Anim. Sci., 2014. 92:40‒129.
  12. Горлов И.Ф. Способ деконтаминации сельскохозяйственных кормов, загрязненных микотоксинами/Горлов И.Ф., Осадченко И.М., Мосолов А.А., Злобина Е.Ю., Николаев Д.В., Стародубова Ю.В. Патент на изобретение RU 2565261C1 от 20.10.2015. Заявка №2014121936/13 от 29.05.2014.

 

Скачайте в формате .pdf >>>

вверх